Главная » Статьи » Взгляд со стороны...

Беседа с Верой ЗУБАРЕВОЙ.


Поэзия… Ею можно дышать
и нельзя надышаться, в каждой
строчке заключён мир, Вселенная....

 

 

 – Дорогая
Людмила, необычность – отличительная черта твоих произведений, будь то поэзия
или проза.  За этим стоит не наработанный
художественный приём, а способ представления мира. Читая твои стихи и рассказы,
попадаешь в какое-то неизведанное измерение, где много сказочного, волшебной
природы. Это твоё, особенное, пространство-время что, как загадочная река,
отражает различные эпохи и бежит вдоль неведомых берегов. Как рождаются твои
образы? Какое мировидение стоит за ними?



 – Мир этот вполне реален, его можно увидеть. О нём можно рассказать, что я, собственно, и пытаюсь делать. Кажется, Жан-Жак Руссо говорил: "Я хорошо понимаю, что читателю не очень нужно все это знать, но мне-то
очень нужно рассказать ему об этом".
Грани между мирами тонки, порой прозрачны, и часто условны. Многое, очень многое зависит от нас, от нашего восприятия, от настроенности слышать. Не слушать, именно  слышать.
Принято считать, что время проходит, или же приходит. Но ведь это мы приходим. Или проходим. Идём вдоль берега реки, и на протяжении пути взрослеем, влюбляемся, страдаем, грустим и радуемся, встречаемся с такими же странниками, странными, чем-то очень похожими на нас. Вот видишь, опять рассказываю.
В каждом образе, несомненно, есть частичка меня. Это не совсем по Флоберу, но вроде того.
У меня не раз возникало ощущение, что меня, как бы, здесь нет полностью. Какая-то часть, возможно, в том месте, которое мы называем Прошлое.
Какая-то – впереди, мне ещё нужно прийти к ней. И пока я иду, там, с той частью меня тоже что-то происходит.
А иду я, как и все мы, собственно, к самой себе.


- Ощущаешь ли ты присутствие волшебного в жизни?

 – Жизнь и есть самое настоящее волшебство.
Можно, конечно же, пытаться всё объяснить, даже самое необъяснимое, человек всегда стремился «алгеброй гармонию поверить».
Волшебство в том, что происходит с нами ежесекундно и ежеминутно – магия каждого мига, магия дождя, снега, ветра.
Мы привыкаем к тому, что солнце встаёт, что идёт дождь или же снег, что из семечка проклёвывается росток, а бутон раскрывается и становится цветком, что куколка превращается в бабочку, что люди рождаются и умирают…
Мы привыкаем друг к другу, привыкаем жить. А привычка всё превращает в обыденность.

 - Поэтическое начало пронизывает твои произведения, будь то стихи или проза. Что для тебя есть Поэзия?

 – Трудно говорить о таком… Я не знаю, что такое поэзия, если честно. Возможно – это отражение. Отражение того, что происходит внутри нас, отражение сути. Души. Возможно, это мироощущение. И потребность гармонии. И возможность дышать. Это не для красного словца, мне действительно трудно дышится без стихов, когда – немота, и это состояние, думаю, знакомо и тебе.
Поэзия… Ею можно дышать и нельзя надышаться, в каждой строчке заключён мир, Вселенная. Видишь, как всё сложно. И как просто, достаточно открыть томик стихов Ахмадулиной, прочесть несколько строк и ощутить всё то, о чём я так много и сумбурно здесь говорила.

 - Что ты не приемлешь в литературе?

 – Литературы ради… литературы. И литераторов. Шучу…
Не люблю разговоров о литературе, «круглых и квадратных столов», вердиктов, вроде «литература умерла», «всё вторично, третично…».
Пошлости не приемлю, искусственности, массовости и… не люблю это слово, но без него не обойтись, пожалуй: конъюнктуры. Не люблю слово «рынок» в этой связи – дай Бог, чтобы читатель настоящий не выродился, не переродился в потребителя. Сторонюсь тех, которые «знают как надо», потому что всю жизнь иду по очень тонкому льду, живу на грани. Один из выпусков твоей удивительной Гостиной так и назывался. Так вот, если нет этого ощущения разлома, грани, «тонкого льда», а под ним тёмной воды, тёмной от глубины, то получается конструкция. А в конструкциях нет жизни. В стихотворных, особенно…
Не бывает так, чтобы стихи отдельно, а жизнь – отдельно, стихи – и есть жизнь. Судьба. Тут уж совсем по-пастернаковски: «… и дышат почва и судьба».
Не раз приходилось слышать: вот появилось время, и начал писать. Время никуда не исчезает, чтобы вот так взять и появиться. Стихи не приходят по расписанию, в свободное от жизни время. Они приходят когда угодно, либо не приходят вообще. Впрочем, есть ещё вариант – приходят нестихи.
В моей жизни случалось несколько разочарований, когда между стихами и автором оказывалась пропасть. Но, слава Богу, верить и очаровываться я не разучилась. Кажется, я ушла в сторону от темы вопроса.

 - В данном случае, отход от темы вопроса есть приход к его сути. Сегодня я хочу порадовать твоих почитателей новостью, которой сама несказанно рада. В июле этого года вышла в свет твоя книга прозы «Повесть о падающих яблоках». Расскажи немного об этом. Какова идея книги?

 – Мне очень приятно, что ты заговорила о книге. Проза выходила и раньше – в печатных изданиях вместе со стихами, но эта книга – целиком и полностью проза.
Вынашивалась она долго, задумывалась давно как «Книга Яблок».
Повторюсь, поскольку обо всём этом уже сказано в небольшом авторском предисловии. На мой взгляд, между людьми и яблоками много общего. Неспроста пословицей о яблоньке и яблочке всегда определяли, насколько дети похожи или же не похожи на родителей.
Для меня мировое дерево не ясень, нет. Это – яблоня.
Детство моё прошло в российской глубинке. Отец получил назначение в новую, только что отстроенную сельскую школу, когда мне ещё и года не исполнилось, и дом, где предполагалось жить его семье, – нам с мамой то бишь; дом стоял на тропинке, разделяющей ( на грани – тогда уже…) школьные сады. Слева – вишнёвый, справа – яблоневый, а между ними тропинка, на которой я сделала первый свой шаг, по которой потом ходила в школу. По которой однажды ушла из дома…
Окно моей комнаты выходило как раз на правую сторону, так что, как падают яблоки в ночную траву, я знаю не понаслышке. Это пространство было огромным, так, по крайней мере, мне тогда казалось. И оно целиком и полностью принадлежало мне; королевство Высокой Травы – так я его называла.
Могла ли после всего этого не случиться в моей жизни книга с таким названием?
В неё вошли рассказы и повести о радостях и печалях, о встречах и расставаниях, о жизненных уроках, усвоенных или же неусвоенных мной. Все мы приходим сюда учиться. Учиться любить. Не за что-то, не почему-то, не вопреки чему-то и кому-то. Просто любить.

 – А почему твой выбор пал на электронное издательство?

 – Я, вообще-то, приверженец печатных изданий. Книга – это живое существо – как человек, это то, к чему можно прикоснуться, открыть, пошелестеть страницами, устроившись где-нибудь в укромном уголке. Да-да, и прикоснувшись к человеку, тоже можно «пошелестеть страницами». На моих книжных полках стоят самые близкие и любимые друзья мои – книги.
Но печатные тиражи нынче невелики. Да и нет времени у современного читателя, ибо живёт он на неслыханных скоростях. Интернет – сегодня наилучший способ отыскать своего читателя, в Сети преодолевать расстояния проще.
Вот я и решилась на электронные издания. Первой стала книга «Рукой подать», которая вышла в августе прошлого года. В неё вошли стихотворения разных лет. Теперь вышла и книга прозы. А обрели свою жизнь книги, благодаря Николаю Мурашову, который живёт в Санкт-Петербурге, и с которым я познакомилась всё в той же мировой Паутине. Не могу не сказать о том, что существует целая серия электронных книг, которая так и называется «Docking the Mad Dog представляет». Рекомендую. Она будет интересна любителям современной поэзии, прежде всего. А ещё в ней читатель найдёт много дельных советов по чтению и формированию электронных изданий.

 – Ты известна не только как литератор, но и руководитель творческой гостиной Diligans. Когда и в связи с чем появилась идея создания Diligans-а?

 – Diligans – появился четыре года назад, в день весеннего равноденствия. Путь, проделанный им, невозможно измерить в милях и вёрстах – он измеряется в стихотворных строках, в дружеских лицах и голосах, в музыке, в живописи – в тех единицах измерения, которыми измеряется творчество и вдохновение. Всё начиналось с мечты о сайте, где можно было бы окунуться в поэзию Серебряного Века, в творчество классиков и современников, живущих в разных уголках нашей планеты. И такой сайт появился. Там постоянно обновляются разделы поэзии, прозы, живописи, фотогалереи, видеостраниц. А выходом в реальность стал совместный проект с литературным кафе « Мастер и Маргарита», который длился весь 2010-й год, и благополучно завершился в декабре встречей-остановкой, посвящённой творчеству А.А.Блока. Тогда же и состоялась апрельская встреча-остановка с тобой.

 - Это была незабываемая встреча во многих смыслах. А какие ещё «остановки» ты можешь назвать?

- Было несколько внеочередных встреч-остановок из цикла: «Остановка по требованию сердца», и поводом для этих «остановок» становились события не всегда радостные, увы.
Был сезон тематических вечеров, которые Diligans проводил совместно с Южнорусским Союзом Писателей. Это «Между Невой и Нилом» – вечер, посвящённый Гумилёву, «По следу Мастера» – вечер, посвящённый Булгакову. «Другие песни об Одессе» – вечер с участием российского автора-исполнителя Александра Петрова.
Презентация газеты «Интеллигент» вызвала небывалый интерес среди читателей. Меня до сих пор спрашивают, где же можно подписаться на эту газету, где можно приобрести журнал, который тоже очень понравился читательской аудитории Одессы, а она, как ты знаешь, весьма и весьма требовательна.

 – Да, литературная Одесса – это путёвка в жизнь. Расскажи о сегодняшней литературной Одессе. В чём её специфика? Существует ли творческая связь между Diligans-ом и другими литературными группами?

 – Одесса, сколь бы ни твердили о том, что она уже не та, и дух её не тот, остаётся собой. Видимо, «.. всё-таки, что-то есть в этой почве…».
Литературная жизнь Одессы – это всевозможные студии, салоны, гостиные. Это фестивали, в рамках которых проводятся разнообразные конкурсы. Это альманахи, антологии, творческие вечера и презентации. Это арт-салоны и арт-кафе.
Из того, что хотелось бы отметить, что имеет «свой почерк», сохраняя при этом верность традициям, это, прежде всего, студия «Зелёная лампа» при Всемирном Клубе Одесситов, и альманах «Дерибасовская – Ришельевская». Это Южнорусский Союз Писателей и «толстый» литературный журнал «Южное Сияние», которому в августе исполнится целых два года. Это, конечно же, студия Игоря Потоцкого – «Поток».
Это неповторимый «Театр Елены Кукловой» – мастера художественного слова, чтицы, её программы, которые с блеском и всегда при полном аншлаге проходят в Одесской филармонии и на других площадках города.
Это международная книжная ярмарка «Зелёная Волна», которая проводится ежегодно и тоже относится к одной из добрых литературных одесских традиций. Хотелось бы особенно отметить арт-фестиваль «Провинция у моря», который проводится в Ильичёвске, и который вот уже в третий раз пройдёт в этом году в конце августа – начале сентября.
Очень многие мероприятия проводятся при участии Diligans-a, конечно же.

 – Как ты относишься к литературным конкурсам и фестивалям?


– Это весьма и весьма субъективно. Кому-то важен и нужен «спортивный» азарт. Кому-то – сам творческий процесс: вне соревнований, состязаний, вне Времени. Суть всех конкурсов – игра. А игра – это условия, правила. Заданные кем-то и кем-то, соответственно, принимаемые.
Само же творчество, на мой взгляд, безусловно. Это, как я уже говорила, мироощущение.
Я полностью отрицаю соревновательные моменты в творчестве, если только это не популярный нынче hаnd-madе. С привнесением души, но – руками. Поэзия же, как известно, в «рукоприкладстве» не нуждается, посему и вердикт (кстати, немаловажно помнить в этой связи «а судьи кто?») кто здесь поэт, а кто просто «погулять вышел», будет весьма и весьма относительным и условным.
Как можно сказать, какой цвет из спектра лучше? Предположим, что красный победил. И медаль дали, и диплом, и справку с «мокрой» печатью, где написано: «The Best!!!!». А где-то в уголке сидит себе белый. Он просто есть – и всё. Улыбается тихонько, всеми цветами переливаясь, и красным – в том числе. И медаль ему не нужна, и справка – без надобности. Как писательское удостоверение Достоевскому. Помнишь? «… чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение? Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем. Да я полагаю, что у него и удостоверения никакого не было!» (С)
Не бывает победителей в забегах на литературные дистанции. И проигравших – тоже не бывает. Впрочем, всё это ИМХО, как принято выражаться сегодня в сети, по моему скромному мнению то бишь. А попробовать один раз стоит, наверное. Для того, чтобы сказать себе потом: нет. Не моё.
Фестивали же – само по себе – действо уникальное. Вот здесь-то, как раз, и важны условия, поскольку многое зависит от места проведения, от организаторов. Если это Одесса, или же – Крым – который давно уже снискал себе славу литературной Мекки, то в такие места едут лишь потому, что «свято место». Плюс – встречи, плюс – знакомства, открытия, общение, плюс ещё множество плюсов, о которых подробно говорить не имеет смысла. Лучше один раз увидеть.


– Поделись своим опытом участия в литературных конкурсах и фестивалях, на которых ты побывала. Что запомнилось и дало ли это творческий толчок тебе и как писателю, и как руководителю Diligans-а?


– Мой опыт участия в литературных фестивалях и конкурсах невелик, к счастью. В качестве организатора – совместно с ЮРСП фестиваль «Межгород – 2009». В качестве участника и победителя (это как раз тот случай, когда попробовать захотелось), что явилось полной неожиданностью для меня, первого международного фестиваля «Славянские традиции», который прошёл в Крыму ( Казантип, Щёлкино) в том же 2009-ом. В качестве члена жюри нескольких городских поэтических конкурсов, из которых более всего впечатлили детские.
И разнообразием и фантазией, и сложностью оценки: в каждом ребёнке живёт творец – творческое начало. Но далеко не в каждом выживает, к сожалению.
Ипостаси, как видишь, прямо противоположны. И впечатления – тоже.
Творческий подъём – несомненно – был после посещения Коктебеля, Феодосии, и одного из самых замечательных городов на земле – Старого Крыма. Но повторюсь: фестивали сами по себе явление замечательное, и без соревновательных моментов. Особенно, в таких благословенных местах.


– Хотелось бы в заключение попросить тебя предоставить нашим читателям подборку стихотворений.

 – С радостью. Но прежде я хочу тебя поблагодарить за беседу. И не только за неё. За Гостиную, которая уютна и изысканна, за сайт ОРЛИТА, разделы которого интересны и разнообразны, за одно из множества твоих удивительных дарований: объединять людей, близких по духу. По творческому духу.

 

Источник

Журнал "Гостиная"

http://gostinaya.net/?p=8582

 

 

 

 

Категория: Взгляд со стороны... | Добавил: Charga (20.06.2014)
Просмотров: 107
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]